«Гагаузский вопрос»: нужны решения, а не обсуждения

Опубликовано 20 апреля
«Гагаузский вопрос»: нужны решения, а не обсуждения

В последние годы стало проводиться множество семинаров, круглых столов и встреч с экспертами, посвящённых отношениям Гагаузии с Республикой Молдова. Как правило, организаторы этих мероприятий предлагают обсудить темы повышения мер доверия между Комратом и Кишинёвом, выработать рекомендации для сторон и прочие хорошие инициативы. Вот и на минувших выходных в Вадул-луй-Водэ состоялось подобное мероприятие, которое называлось «Стратегии и способы преодоления напряженности в отношениях между центральными властями и автономными образованиями». Организатором выступил Европейский центр по вопросам меньшинств. Тема этой встречи, как и все похожие инициативы, и впрямь хорошая. Но рискну сказать, что всё это, как бы поделикатней выразиться, «заговаривание» темы.

Вот лишь несколько тезисов из программы семинара, которые организаторы предложили к обсуждению:

«Существует ли позитивный опыт политического диалога между центральной властью и автономным образованием, способствующий урегулированию отношений и созданию прочных институциональных рамок? Какие уроки можно извлечь из негативного опыта, т.е. неудачного политического урегулирования отношений между центром и периферией? Является ли правовая реформа, т.е. гармонизация нормативно-правовой базы с обеих сторон, средством или целью диалога?».

Все эти вопросы обсуждаются уже много лет, и за это время ничего принципиально нового сказано не было. Боюсь вызвать недовольство товарищей из неправительственных организаций, но иногда начинает казаться, что некоторые нпо-шные инициативы проводятся ради участия в грантах, а не ради результата. Потому что, акцентируя внимание на второстепенных вопросах, мы упускаем из виду главную причину существования противоречий между Комратом и Кишинёвом: отсутствие правовых гарантий функционирования Гагаузии.

Как понимать «функционирование Гагаузии»? Это исполнение Закона «Об особом правовом статусе Гагауз Ери». А что значит «правовые гарантии»? Это правовые механизмы, позволяющие Гагаузии законным путём добиваться исполнения названного Закона. Данные правовые механизмы могут быть обеспечены прежде всего закреплением полномочий Гагаузии в Конституции Республики Молдова.

Все же «меры доверия» и прочая лирика являются второстепенными факторами, эдаким «благоприятным фоном», способствующим выполнению первого условия. Тем более, что и касательно мер доверия, и касательно рекомендаций уже есть определённые наработки, достигнутые, в частности, при содействии Венецианской комиссии. Вопрос состоит только в их практическом применении.

Корень проблемы противоречий между Комратом и Кишинёвом состоит в правовой незавершённости урегулирования молдавско-гагаузского конфликта. Приняв Закон об особом правовом статусе Гагаузии, Молдова фактически признала за жителями нашего региона политические, культурные и иные права. Это был самый значительный и главный шаг для решения «гагаузского вопроса». Однако, признав за гагаузами права и полномочия, Молдова не взяла на себя обязательств по их соблюдению.

Если говорить о решении данной проблемы, то оно заходится в законодательной плоскости. Это может быть либо разработка соответствующего законопроекта о внесении полномочий Гагаузии в Конституцию РМ, либо придание Закону об особом правовом статусе конституционного статуса.

Участие гражданского общества и экспертов, в том числе и зарубежных, в данном контексте может состоять в оказании экспертной помощи при разработке необходимого законопроекта. А участие дипломатических структур – в содействии по принятию и внедрению данного закона. Будет замечательно, если эти мысли примут в расчёт при составлении программы очередного круглого стола по «гагаузскому вопросу».

Вячеслав Крачун